rojkov (rojkov) wrote,
rojkov
rojkov

Игра в секс. Семинар с элементами стэнд-апа.

Раз уж освободилось немного свободного времени, решил заняться расшифровкой интересных семинаров из моей коллекции. Небольшой подарочек сообществу в честь Нового года.
Предлагаю вашему вниманию "Игра в секс : семинар с элементами стэндапа".

Рекомендую к ознакомлению, потому что это отличное научно-популярное введение - зачем мы занимаемся ролевыми играми с биологической точки зрения.

И помогите найти автора. Я утратил расписание

Ссылка на видео



Текст

Тема моего выступления – секс и ролевые игры. Люди все взрослые, с палаткой видимо уже справлялись неоднократно. Поэтому мы поговорим про секс и ролевые игры. Начнем с понимания, что такое ролевые игры и зачем мы ими занимаемся.

В ролевые игры играют более менее все млекопитающие. Все, кому нужно освоить сложные социальные взаимодействия – охота, материнство, брачные игры – многое из этого, особенно то что передается как культура… Например у волков способы охоты передаются как культура, у разных стай охота организована по разному, и своих волчат они учат через игру охотиться тем способом, который пригоден для их территории.

Если у кого-то есть котики, то можно пронаблюдать, как они сначала вылизывают какой-нибудь носочек, а потом начинают его драть и гонять по квартире. Это один из примеров того, как животное играет. Оно не считает носок предметом охоты или детенышем, оно играет. Переход может быть практически мгновенным. Вот кошечка вылизывает мышь из Икеи, переносит ее, а потом сразу начинает на нее охотиться. Когда охотиться надоело, она опять ее вылизывает и кладет себе под брюшко, очень нежно с ней обращается – не как с добычей, а как с детенышем. Это пример игр млекопитающих, и это то, что вшито в нас очень глубоко.

Этот метод обучения был нашим эволюционным преимуществом, поскольку позволил освоить сложные взаимодейтсвия, сложное поведение. А чем сложнее поведение, тем выше мы можем подняться по пищевой цепочке. И это хорошо, когда тебя никто не ест, а ты всех ешь. Такое поведение более свойственно хищникам, которые охотятся. Мы относимся к всеядным, которые тоже охотятся, в том числе друг на друга. Игра нам нужна, и механизмы игрового обучения в нас вписаны. Я прошу к этому внимательно отнестись, потому что эти механизмы глубоко в нас, и мы мало что можем с ними сделать. Когда мы играем – мы учимся тому, во что мы играем. Даже если мы не планировали учиться, и просто приехали играть, наш мозг воспринимает это как учебную ситуацию.

Зачем игра :
- попробовать что-то новое. Это касается любых игр. Когда мы играем на играх в секс, это тоже способ попробовать что-то новое и необычное
- развитие навыков. Мы что-то умеем, а условия ролевой игры позволяют нам этот навык развить.
- безопасная среда. Мы не идем охотиться в джунглях Амазонки и не гоняем по улицам на сумасшедшей скорости, а давим на кнопки на приставке. Мы не можем в реале подойти к шефу и сказать, что он мудак, но можем сделать это в игре. Можем пробовать новые линии поведения и смотреть, что из этого получится.
- достаточно настоящие среда и обьекты. Среда должна быть похожа. В ролевую игру для многих трудно играть, если крепость обозначена веревочкой, а роли обозначаются бэджиками. Требуется очень сильно напрягать ролевую мышцу, чтобы хорошо играть. А если мы приехали в настоящий замок, одели красивые костюмы, как это часто бывает на корпоративах, то нам достаточно легко почувстсовать себя в сеттинге игры. То же в компьютерных играх – для нас все красиво нарисовали, и оно выглядит достаточно похоже. Для игры в секс на ролевых играх тоже важно, чтобы игра хоть как-то напоминала реальные события. Модели, которые отнесены от реальности, проходят мимо игроков.
- важное, что дает игра. Если у нас получается, то появляется уверенность, что мы это можем. Пример – подойти познакомиться к интересному человеку интересующего тебя пола. Это сложно в 14-16, а кому-то и в 20 сложно, а кому-то и в 40. Например, после завершившихся отношений – 15 лет брака – человеку сложно подойти к другому и начать новые отношения. В ролевой игре, в безопасных условиях, похожих на реальную среду, можно обрести уверенность в том что ты это можешь. Ты 10 раз закадрил каких-то персонажей на игре, на что-то решился. То есть ты это можешь, попробуй в реальной жизни. Навык уже сформирован.

Как формируются навыки?

Они формируются через создание нейронных связей. У нас есть нервные клетки, не только нейроны, через которые мы осуществляем всю нашу интеллектуальную деятельность. В зависимости от того, что мы делаем, связи между ними утолщаются или исчезают. Это можно сравнить с деревом или сетью дорог. Когда мы делаем что-то в первый раз (садимся за руль) у нас в мозгу нет сформированных нейронных связей, и наш мозг выглядит примерно как лес, в котором нет дорожек для электрического сигнала. Когда мы что-то не умеем, нейроны плохо соединены.У нас нет привычных действий, рефлекторных и быстрых действий. По мере того, как мы учимся, у нас протаптываются дорожки и превращаются в такие хорошие шоссе. Эти шоссе – наши стереотипические действия, наше привычное поведение, сформированный навык.Это может быть и навык игры на пианино, и любой социальный навык. Навык в сексе формируется ровно так же. Если ты что-то сделал определенным образом 150 раз, то оно укладывается ровно так. Что бы мы ни делали, у нас сформируется навык, независимо от нашего желания.

Если мы на играх раз за разом играем в определенную модель, то она становится для нас привычным шоссе, по которому идут наши мысли. И наши мысли идут по этому шоссе в реальной жизни. Если мы на игре проигрываем ситуацию, то эта ситуация входит в нашу жизнь. Чем легче и короче ситуация, тем легче она закрепляется. Длинное событие требует цепочки действий, а которокое вовлекает небольшую группу нейронов. Соответственно, то, что мы делаем на игре и в жизни, протаптывает дорожки, которые потом превращаются в шоссе.

Зачем мы играем?

Затем, чтобы сойти с тех шоссе, по которым наши мысли ездят в реальной жизни. Мы вышли из обычной жизни и попали в зону дикого леса, где встречаются чудовища, сокровища и приключения.
Если у нас есть стимул сойти с шоссе, значит на нем что-то не нраивтся и хочется, как минимум, чего-то большего. В игре наши нейронные сети начинают расти в новых направлениях, и укрепляются новые привычные действия.

Теперь немножко про эволюцию. В эволюции все просто. Кто не размножается – тот вымер. Была история, когда к индейцам небольшого племени пришел миссионер. Все члены этого племени решили жить как монахи, и реально вымерли. Если в жизни что-то происходит, что удерживает популяцию от размножения, то популяция вымирает. Основное, что умеет организм – есть, размножаться и захватывать окружающую территорию, чтобы есть и размножаться еще шире. За это отвечает целый комплекс гормонов. Но они отвечают за разное.

Начнем с гормона страсти тестостерона, который есть у мужчин и у женщин, просто в разной концентрации. У мужчин его больше, у женщин меньше, зато рецепторы к этому гормону более чувствительны. Если у женщины повышается уровень гормона тестостерона до нижнего мужского уровня, то она будет себя вести агрессивнее, чем мужчина с таким же уровнем.

Важный момент по поводу страсти. Страсть, вызываемая тестостероном, не имеет никакого обьекта. Это просто желание размножаться, оно не направлено ни на кого конкретно. Эта страсть нас выгоняет из дома искать приключений, толкает нас на необдуманные поступки и импульсивное поведение. Этот гормон также провоцирует конкуренцию, хотя и немного побочно.

Тестостерон не взрывает мозг надолго. Человек находится в специфическом состоянии неделями, ну может быть пару месяцев. Тестостерон сильно тратит организм. Люди с высоким уровнем тестостерона живут меньше, чем люди с низким уровнем.

С точки зрения природы если страсть не нашла себе выхода, то давайте приглушим уровень тестостерона и дадим особи немножко пожить нормальной жизнью. А там может быть условия изменятся. Этот гормон толкает людей на поиск партнеров противоположного пола. Если не найдутся, сойдут и партнеры своего пола. Если нет партнеров своего вида, то сойдет и партнер другого биологического вида, хоть немного похожего. А если нет животных, то сойдет и дупло в дереве или огурец – у кого что. Это примитивная и довольно жестокая регуляция.

Следующая система регуляции, отвечающая за влюбленность, еще более жестокая. В нее вовлечено три гормона, два из которых отвечают за наше обучение, способность осознавать новое, сосредотачиваться, работать…

Один из них прекрасный гормон, который нас бережет – гормон адреналин, который выделяется, когда нам очень страшно. Влюбленность это состояние бешеной сосредоточенности с не менее бешеным страхом. И влюбленность может продолжаться гораздо дольше, потому что всплеск этих гормонов происходит, когда мы начинаем думать об обьекте нашего интереса. Влюбленность может длиться потенциально до двух лет. Как правило, она месяца четыре продолжается. Для влюбленности уже требуется обьект, потому что дофамин и серотонин требуют сосредотачиваться на ком-то и получать положительное подкрепление от обьекта приложения – о боже мой, она посмотрела на меня, или он ответил на мое письмо или лайкнул фоточку вконтакте, у нас все получится. А если не лайкнул – адреналин. И в состоянии влюбленности мы находимся в вилке – что будет, если нам не ответят взаимностью, что случится, если мы расстанемся, что случится, если с обьектом привязанности произойдет что-то страшное. А с другой стороны это фантастические переживания от нахождения рядом с обьектом своего интереса.

Кто-то из писателей сказал, что любовь это преувеличение отличия одной женщины от всех остальных. Это именно так – преувеличение положительных качеств обьекта своего интереса от всех остальных. Для чего это нужно? Для того, чтобы люди удерживались вместе, пока женщина носит ребенка в себе или на руках – пока она является нетрудоспособной. Такая биологическая гарантия декрета. Люди будут сосредоточены друг на друге в условиях примитивного общества охотников и собирателей. Они не очень умные, не умеют пользоваться палкой-копалкой, но будут вместе и дадут своему потомству больше шансов на выживание. Потомство, зачатое в результате тестостеронного взрыва, оказывается в результате брошенным.

Есть теория, что женщинам во время овуляции интереснее мужчины с более высоким уровнем тестостерона, а в остальное время – с более низким, зато склонные к заботе. И это нужно, чтобы в популяции рождались герои. Герои обычно быстро гибнут, но для популяции их дети ценны. Потому что герои ценой своей жизни покупают жизнь для остальных членов сообщества. Контрацепция принесла в частности снижение уровня тестостерона в целом по популяции. Женщины отлично проводят время с мужчинами с высоким уровнем тестостерона, но при этом предохраняются. Природу мы обманули, посмотрим, что из этого выйдет. Но героев действительно становится меньше, а больше – мужчин, готовых заботиться о своем потомстве. Герои к этому, как правило, не готовы.

Любовь – это гормон окситоцин. Он не возникает сразу в огромных количествах, чтобы люди жили долго и счастливо. Но окситоцин как раз про это – жили долго и счастливо, и умерли в один день. Часто так и бывает, люди умирают в течение месяца, потому что потерять человека, к которому у тебя есть окситоциновая привязанность, это чудовищно. Особенно когда речь о пожилых людях. Если ушел человек, к которому была окситоциновая привязанность, то второй не способен дальше жить. Он привык к определенному уровню окситоцина в организме, а после потери вся система упала. В случае, если люди находятся вместе долго, окситоцин встраивается в эндокринный цикл. Ситуация, когда люди прожили вместе много лет – не обязательно семья, есть люди, которые постоянно ездят в тайгу на какие-то заимки – после смерти одного с большими шансами скоро умрет и второй.

Для чего нужен окситоцин? Прежде всего для того, чтобы мы не сожрали свое потомство и тех, кто вокруг нас. На людей, с которыми мы регулярно встречаемся, обнимаемся, ощущаем запах, возникает реакция – повышенный уровень окситоцина. Он возникает от обнимашек. Если вы с приятными вам людьми обнялись, то у вас повышается уровень окситоцина. Если вы обнялись с неприятными людьми, то он не повышается, у вас повысится уровень адреналина.

Насколько важен окситоцин, можно понять, как природа ограничивает рождение особей в популяции с низким уровнем этого гормона. Окситоцин отвечает за раскрытие шейки матки во время родов. Если уровень окситоцина низкий, в природе при родах умирает и мать, и ребенок. Природа считает этот гормон предельно важным, чтобы мы размножались. Глупо придавать субьектность природе, но эволюционно это выглядит так : те, кто размножались с низким уровнем окситоцина, сьели друг друга, убили потомстсво и не выжили.

Важно, что высокий уровень окситоцина подавляет тестостерон и наоборот. Это два гормона как на весах. Если мы в безумии гона хотим кого-нибудь трахнуть, то скорее всего у нас с окситоцином в этот момент будет все плохо. А если мы в браке состоим в трепетных нежных отношениях, то скорее всего секс у нас будет очень редко – может быть раз в несколько месяцев. И от этого не будет переживаний, кроме переживаний, связанных с культурой, в которой принято хвастаться – кто сколько раз чего может. Окситоцин подавляет тестостероновую активность.

Перечисленные нейромедиаторы вовлечены во всю деятельность нашего организма.
Тестостерон помимо инстинкта размножения укрепляет мышцы и кости. Он плохо действует на сердце, но делает мужчин бойцами.

Адреналин помогает нам выживать в экстремальных ситуациях. Когда он впрыскивается в кровь, то сжимает сосуды. Первое, что ощущается в страхе это такой удар поддых. Адреналин выделился в надпочечниках и сузил сосуды рядом. И пока он идет до мозга (а это секунды), мы получаем от сосудов импульс, что произошло что-то страшное. Сначала мы сжимаемся, потом это доходит до мозга.

Дофамин обеспечивает сосредоточенность и стремление к цели. Все наше целеполагание, все, что мы делаем намеренно, связано с системой создания дофамина у нас в организме.

Серотонин обеспечивает положительное подкрепление. Если все получилось в соответствии с нашими планами, то мы получаем приз в виде серотонинового кайфа. Как это выглядит обычно? Мы слушаем музыку, незнакомые композиции. И вдруг звучит знакомая музыка. И мы испытываем удовольствие. Или услышали знакомую последовательность нот. С музыкой это гораздо проще чувствовать, чем с чем-то еще. Серотонин мы получаем в жизни достаточно часто, когда наши предположения совпадают с тем, что получилось в итоге.

Окситоцин обеспечивает заботу о потомстве и любовь между родственниками и друзьями. И кстати, окситоцин обеспечивает самую сильную радикализацию, как рассказывала Шагги. В террористических ячейках близкие отношения друг с другом, и они начинают убивать направо и налево не из-за того, что разделяют взгляды, а из-за того, что их товарища убили. Старики умирают, когда их окситоциновый партнер уходит. А террористы более молодые, они не умирают, а радикализируются чуть более, чем полностью.

Эта система многофункциональна, она охватывает все. Взломать ее можно только разной химией – лекарствами от шизофрении, болезни Альцгеймера. Но здорового человека это сломает. Еще наркотиками можно эту систему портить, но лучше этого не делать. Лучше ей пользоваться, если знать, как она работает – знать триггеры, которые запускают те или иные эндокринные события в нашем организме.

Что испытывает человек, который находится под воздействием тех или иных нейромедиаторов?

С тестостероном это ощущение ажиотажа конкуренции. Сильно жмет в штанах и хочется приключений. Ощущение конкуренции, желание победы и действия. Адреналин – это про страх и готовность к борьбе. Cтрашно и хочется бить или бежать (fight or flight) – адреналин заставляет либо немедленно драться, либо спасаться бегством. Тестостерон не требует ни того, ни другого, он накачивает нас на борьбу. Перед соревнованиями MMA проводится фотографирование и взвешивание бойцов. Они могут соперника укусить, плюнуть. Это для повышения уровня тестостерона, чтобы драка была более забористая, до готовности уничтожить друг друга. Их друг на друга натравливают, как бойцовых собак или петухов. У них тоже есть тестостерон, их тоже провоцируют на борьбу определенной накачкой.

Когда работает серотонин, мы чувствуем удовлетворение, когда работает дофамин – мы чувствуем поток. Тот самый поток (flow), который многие ищут – это как раз дофамин.

У меня семинар для мастеров, которым интересно, что происходит внутри. Игроки могут выражать эти свои чувства в кричалках, можно понять по их противостоянию друг перед другом. Это все можно понять, если представить себя Миклухо-Маклаем или популяционным биологом, наблюдающим за живой природой. Попробуйте понаблюдать сверху, как люди друг на друга реагируют. Они пытаются убежать, подраться или что-то выиграть друг у друга?

Зачем приезжает игрок?

Воробейка проводила большое исследование с фокус-группами, зачем игроки приезжают на игру. Игроки приезжают конкурировать, бороться и побеждать, попадать в поток, чтобы все удалось, получить катарсис, а также быть сопричастным и своим. Игрок приезжает ощутить на игре эффект от этих прекрасных гормонов. Конкуренция и победа это тестостерон, адреналин и дофамин. Попасть в поток это вчистую дофамин. Чтобы все удалось и получился катарсис это серотонин.И быть своим, ощутить сопричастность – это кстати для конвентов очень характерно, теплость и ламповость – это прилив окситоцина.

Эндорфин это гормон, который впрыскивается при получении травмы, боли. Это естественное обезболивающее. Почему морфиновая группа популярна? Она взаимодействует с теми же рецепторами. Эндорфин сам по себе получается при жестком физическом взаимодейтсвии. Обычно наше удовольствие от жизни произведено серотонином, а не эндорфином. Эндорфин делает так, чтобы нам было не настолько больно, чтобы мы перестали действовать в ситуации травмы. Еще он иногда возникает при сексе, потому что секс достаточно жесткое физическое взаимодействие.

Далее с аудиторией происходил диалог о том, что есть секс, а что еще нет. Граница Секс-несекс проходит в разных местах в разных культурах. И на границе можно отлично поиграть. Это довольно длинный фрагмет примерно с 37 минуты по 54-ю. Его можно посмотреть интересующимся.

Начиная с 54 минуты.
Сколько стоит секс. Бесплатный секс бывает только в мышеловке.Он скучный, если мы не приложили усилий к тому, чтобы его добиться. Если мы приложили усилия, то и гормонов в нашей жизни добавится.
Тестостерон – решительность. Предложить другому человеку заняться сексом – нужна решительность. Обычно людям это страшно.
Адреналин выделяется, когда могут сказать «нет» или когда мы действуем какими-то новыми способами. Чтобы случилась победа, мы должны преодолеть свой страх.
Дофамин. Для хорошего секса нужно хорошо сфокусироваться на партнере. Все практики, связанные с тантрой, говорят «ребята, фокусируйтесь». Если занимаемся сексом, а мысли в другом месте – ничего не получается.
Окситоцин. В большинстве случаев нам нужна близость, чтобы находиться с партнером было кайфово.

А сколько стоить должен секс для персонажа? С мастерской точки зрения надо задумываться, что это. Обмен карточками и плюс хит? В настольных играх так часто случается : все покидали кубы и разошлись довольные. В ролевых играх тоже такое бывает, и это не оставляет эмоционального осадка.

Чтобы у персонажа поменялось поведение, у игрока должен быть эмоциональный осадок.
Надо делать такую модель, чтобы людям приходилось зарабатывать секс – поход в бордель, например. Секс должен быть призом, за него надо платить, он не должен быть доступен бесплатно. Надо работать с эмоциями, повышать уровень гормонов для дальнейшей игры.
Например, если надо, чтобы парни яростно шли в бой, делайте модель секса стриптизом. Он повышает уровень тестостерона. Бойцы идут в атаку.

Если нужно, чтобы люди находились в состоянии драмы, повышайте окситоцин. Секс в ячейке моделируется обнимашками и рассказами «Как ты мне дорог». У них повысится окситоцин, и если кто-то из них погибнет, второй пойдет за него мстить. Это можно здорово использовать.
С дофамином и серотонином работать сложнее, люди парочками уедут, может быть с другим партнером. И к этому мастеру перестанут пускать на игры пожизневые партнеры, такие прецеденты были.

Модельный секс не делает ничего, а секс, накачивающий эмоции, меняет игру. Даже если вы это случайно сделали, он поменяет игру. Поэтому лучше этим процессом управлять, его надо возглавить.

Секс делают обычно для демографии, медицины, развития истории персонажей. Это событие в жизни, которое меняет историю. Это удовольствие или огорчение для игрока. На жестких играх девушки после «изнасилования» уезжают с психотравмой, а на игре становятся агрессивные. Это меняет их жизнь. А многе ездят на игры для ощущений. Далее это конфликты – кто с кем переспал. Это имеет смысл вносить в игры. Многие игры по Игре престолов не взлетают, потому что Роберта Баратеона играет сорокалетний мужик с командой бронемишек. И он ведет себя не как 16-летний пацан, им движут другие вещи. Это надо вгружать, чтобы у игрока было желание спасти, захватить девушку, чтобы конфликты не сливались.

Если любовная история прописана, то ее лучше держать под контролем мастеров. Часто она не взлетает, и это лучше понять до игры. Если есть Ромео и Джульетта, надо сделать для них сцену, чтобы она позволила им сблизиться. Если малознакомые люди на игре встречаются, надо какие-то флэшбеки внести в игру, чтобы накачать эмоции для любовной линии, чтобы игроки правда хотели действовать или понять, что эта линия не взлетела. Лучше сюжетнику узнать об этом пораньше. Тогда дайте игрокам процедуру или сделайте что-то с сюжетом.

Чему учит игровой секс.

Если мы чем-то занимаемся не специально, все равно он нас чему-то учит. Например, инициировать секс. Это гораздо проще, чем в реале, но это правда учит реально инициировать секс.

Договариваться о сексе – насколько мы пойдем далеко – делать это поверхностно или нет, устанавливать границы – что приемлемо, а что нет. Ожидания, желания. Это прямо повышает качество реальной сексуальной жизни.

Делать массаж, булавки развешивать, надувать шарики, ботинки снимать…
Воспринимать секс в метафоре модели. Если мы играем модель, она прописывается у нас. Секс часто моделируется социально приемлемым физическим контактом – обняться, ладушки… Или совместное творчество – совместно нарисовать рефлексию. Или делать совместное селфи. Игры в карты, твистер, соревновательные ладушки. Изображение физиологических процессов с помощью подручных предметов – гайки с болтами, шприцы с маалоксом. Есть секс, который требует ресурсов. В Звездных войнах секса нет, и там списывался час ресурса. Близкие к сексу действия – танцы, совместное распитие. Многие модели являются совмещением.

Чему учат эти модели. Секс нужен для зачатия. Это строго физиологическое действие – что не здорово, потому что за рельным сексом есть мощная эмоциональная часть. Секс тяжелый труд (приседание с девушкой на плечах). Переспать как руку пожать – если модель слишком простая. Партнеров можно коллекционировать – это про карточки. Но это не везде оправдано. Секс это соперничество – можно выиграть, можно проиграть.

Чего нет обычно – насыщенности, обоюдности, среды для обучения реальным навыкам, которые полезны в сексе. Но в реальной жизни та же хрень. В среде РИ мы можем это изменить. Мне нравится модель совместного творчества, когда оба создают что-то новое. Надо, чтобы было приятно обоим. Модель с булавками хорошая. Обмен тайнами при сексе довольно сильно рулит. Модель с карточками хороша тем, что остается память. Освобождение – модель с девушкой на плечах, наконец-то слезла. Эти модели хороши тем, что дают метафоры для реального секса.

Как метафоризируется секс в обычной жизни. Метафоры бейсбола, чай и пицца. Бейсбол – парень должен взять определенные базы, после чего происходит секс. Проблема – метафора линейна. Один из участников должен взять базы, а второй не участвует.

Метафора про чай и пиццу – все любят что-то свое. У всех есть свои предпочтения. Пиццу можно сьесть одному или поделиться с товарищем, или с друзьями. Если ты не хочешь есть пиццу, ты можешь ее не есть. Если ты не хочешь пить чай с этим человеком, то отказываешься. И это хорошо тем, что все – субьекты, можно договариваться с кем, как и когда, вовлекая всех участников процесса в равной степени.

Есть также метафора охоты. Мужчина охотится на женщину, а женщина охотится на замуж. В этом случае партнер превращается в трофей – мертвую голову на стене.

Сейчас в реальной жизни есть две модели секса.

Интеракционная модель – обмен чем-то. Можно смошенничать и кому-то не отдать, можно проиграть или выиграть, или сыграть с нулевой суммой. Общение на уровне «Дала не дала»

Коммуникационная модель считается наиболее современной и адекватной. Секс – язык коммуникаций, через который люди транслируют друг другу какие-то свои идеи. Тут не обмен, а трансляция себя. Можно говорить словами или жестами, картины рисовать, а можно заниматься сексом и доносить информацию о себе, показать, что мы кого-то любим.

Критерии полезной модели – она учит игроков, как заниматься сексом. Она дает навыки, опыт и уверенность. Дает новые впечатления. Дает реалистичную среду. Безопасна и этична. Если модель секса не встроена систему моделей – никто не будет заниматься. Модель должна соответствовать сеттингу. Тогда она будет побуждать игроков действовать.

Создайте крутую метафору для реального секса, привыкните видеть секс через нее, поделитесь метафорой с товарищами.

Спасибо за внимание
Tags: Комкон 2017, научпоп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments